Preloader
Назад

КСО: добровольная ответственность

Дальше

Зачем бизнес тратит огромные деньги по статье КСО? Почему некоторые компании стабильно выделяют на проекты социальной ответственности фиксированную долю своего финансового результата? Формула «развиваясь – развивай» уже доказала свою жизнеспособность во всем мире, а некоторые страны начинают вводить КСО в законодательное поле.

Что же такое корпоративная социальная ответственность? Бизнес, особенно если он крупный, в процессе своего развития неизбежно влияет на жизнь людей вокруг. Во многих случаях это влияние негативное. Особенно ярко оно проявляется на примере окружающей среды. Загрязненный воздух, убитая жизнь в небольших водоемах, нарушенное плодородие почв – самые распространенные проявления работы крупных компаний. А есть еще разрушенные дороги, горы мусора и промышленных отходов, упаковка, которая не разлагается столетия, перечислять можно бесконечно. Такие последствия никак не вызывают одобрения местного населения, и в результате компании начинают испытывать трудности с землеотводами, местные экоактивисты засыпают их судебными исками, репутация страдает, продукция начинает плохо продаваться и т.д.

Впервые как системное явление КСО, вероятно, начала практиковать итальянская мафия в 18-19 веках. Мафию вполне можно назвать корпорацией со своими бизнес-целями, стратегией развития и бюджетами. К тому же, она не могла существовать без поддержки местного населения. Поэтому в неурожайные годы крестьяне в некоторых областях Италии получали от мафии помощь продовольствием, одеждой и даже посевным материалом. За это мафиози могли рассчитывать на поддержку людей в случае преследования властями. Известны даже случаи, когда мафиозная помощь доходила до адресатов посредством церкви.

Эстафету КСО, отчасти вынужденно, подхватила крупная буржуазия. Когда призрак коммунизма начал бродить по Европе, а левые идеи стали овладевать умами масс, потери хозяев предприятий от забастовок и саботажа превысили «болевой порог» крупного капитала. И стартовала эра КСО, пусть и вынужденной на первых порах. Негласный договор бизнеса с обществом дописывался и совершенствовался десятилетиями – кровью стачек, демонстраций и бунтов. И вот уже в индустриально развитых странах начал сокращаться до 8 часов рабочий день, при многих фабриках стали открываться школы и училища для детей рабочих, суммы, выделяемые собственниками на здоровье и досуг персонала, постоянно росли.

В 50-х—70-х годах прошлого века требования, выдвигаемые обществом к бизнесу, существенно возросли. Теперь они касались не только достойной зарплаты, но и минимизации влияния на экологию, и обустройства жизненного пространства в округе. Да и сами корпорации понимали, что нельзя построить процветающий бизнес в несчастной стране. Если это, конечно, не колония.

Украинский бизнес несколько подзадержался в своем развитии на этапе дикого капитализма. Да и общество, честно говоря, первые двадцать лет независимости ничего от него не требовало, озаботившись собственным выживанием.

Сейчас ситуация изменилась. Во-первых, общественный запрос на конструктивную роль бизнеса в жизни страны заметно вырос. Во-вторых, сам бизнес постепенно глобализуется, а для работы с западными партнерами или привлечения финансирования из-за рубежа наличие системы КСО уже просто необходимо. Наконец, срабатывает правило «трудно быть счастливым в несчастной стране». И социальная, и экологическая ответственность уже перестала быть просто словами для крупного бизнеса. Тот же «Нафтогаз Украины» вкладывает в проекты КСО сотни миллионов гривен ежегодно. Ремонтируя дороги, обустраивая уличное освещение и оснащая школьные классы современным оборудованием в регионах присутствия, компания взамен получает лояльное отношение местного населения и властей. Такое отношение снимает множество проблем, например, с землеотводами под новые скважины. То есть, реализация КСО способствует и решению чисто бизнесовых задач.

Международная компания Ernst&Young имеет отдельный бюджет на благотворительность, который меняется в зависимости от годовых финансовых показателей. Кроме того, компания организует и программы фандрейзинга – сбора пожертвований – что позволяет привлекать дополнительные средства для благотворительности. Взнос таких инициатив в построение хорошей репутации компании трудно переоценить.

Эффективные и довольно затратные программы, направленные на улучшение качества жизни людей в регионах присутствия реализует и компания «Метинвест», привлекая к участию в распределении средств местное население и активистов.

Не вполне обоснованный с точки зрения финансов и технологий переход Европы на электромобили, который уже стартовал, – это тоже «про КСО». Консенсус общества, властей и бизнеса ведет к тому, что через десять лет небо над европейскими городами станет значительно чище. В целом инициативы крупных компаний в рамках КСО обычно развиваются по пяти основным направлениям: экология, качество жизни, образование, здравоохранение, снижение уровня бедности. В бизнес-процессы многих западных компаний и банков уже заложено требование отслеживания поставщиков и подрядчиков по всей цепочке поставок для недопущения попадания в нее, например, компаний, использующих детский или принудительный труд или активно загрязняющих окружающую среду.

Корпоративная социальная ответственность быстро становится неотъемлемой составляющей успешного бизнеса. Она не только в значительной мере формирует репутацию компаний (по данным исследований – на 30-40%), но и приносит вполне ощутимые дивиденды в виде хороших отношений с обществом (покупатели ваших товаров и услуг) и с органами власти (получение лицензий, разрешений и т.д.).

А еще – упрощение доступа к финансированию и возможность сотрудничать с ведущими мировыми компаниями. А еще – лояльный и мотивированный персонал и масса желающих работать именно в вашей компании. Главной миссией бизнеса во всем мире постепенно становится не зарабатывание денег для собственников, а формирование своего вклада в развитие общества. Те, кто не успел этого понять, скоро останутся на обочине.